Сентиментально правдивая история

Однажды мне позвонила моя подруга Вика и попросила на пару недель пустить пожить её («евойную» и «еёшную») подругу Лену. Лену на другом конце света внезапно выгнал из дома муж вместе с ребенком от первого брака, но без денег, квартир и машин. На улицу.

Лена отвезла к своей маме, в среднерусские селенья, сына и собралась в Москву начинать новую жизнь.

блондинка «Эти две недели превратятся в два года» — уныло подумала я, но согласилась, потому что я не отказываю подругам раз, и ужасно сочувствую женщинам с детьми в невесомости — два

Лена оказалась натурально «евойная и еёшная». Лена даже не пИсала утром, не накрутив вверх крашеные в черное ресницы и не накрутив во все стороны крашеные в белое кудри. Лена была провинциалкой из самого худшего сериала ТК «Россия».

Я влюбилась в нее немедленно. Обычно гостей я впрягаю в быт, который мне не удаётся, но Лену я не впрягала ни во что. Во-первых, Лена красилась гораздо дольше, чем я готова была терпеть бардак, мусор и голод. Во-вторых, Лена говорила — и я не готова была отказаться от прослушивания ни на секунду.

На своем краю света Лена выучилась на какую-то хрень, но работала по итогу главой крупнейшего отделения Сбербанка. Потому что обучаемость Лены, интерес к миру Лены и нежность к людям Лены не поддавалась и не поддаются описанию. С одной стороны Лена на сто с лишним процентов выполняла план по какому-то портфельному чему-то, с другой стороны она выруливала кредиты и жизни онкобольных мам-одиночек без работы, но с ипотекой. В Лене потому что плескались любовь и интерес к миру. И ум. И разное человеческое.

Короче, Лену с её чудовищными ресницами и кудрями не взяли ни в один Сбербанк Москвы никем. С одной стороны я их понимаю (нугосподибоже, какой это был ужас), с другой стороны, Лена — главная потеря Сбербанка, я вам клянусь. Все эти их холёные тупые выдры с Тони энд Гайс на голове — это как раз настоящий ужас. Не суть.

Лена съехала от меня через 10 дней. Через 10! Дней! Сняла квартиру в Желдоре, плюнула на Сбер, приладилась директором брачного агентства, забрала от своей мамы сына — и съехала. И пропала.

Я Вику потом спрашивала — и у Вики пропала.

Я подумала, что у неё всё так хорошо, что нас больше не надо. Мы вообще тут, в Москве, с одной стороны привыкли, что те, кому мы помогаем, исчезают, когда им больше не надо — а с другой стороны привыкли, что это мы, тонкие-звонкие, прячемся в нору, когда нам плохо. А девочки с другого конца света, с кудрявыми черными ресницами и кудрявыми белыми волосами никуда не прячутся, не умеют и не могут себе позволить, что ли.

Прошло два года, Лена позвонила Вике.

Из брачного агентства Лена ушла, потому что они были жулики (тоже мне новость). И когда почти совсем кончились деньги, её развели Желдоровские цыганки и украли последнее. Лена села на лавку и принялась думать, что надо вернуть в среднерусские селенья сына, вернуться домой и что-нибудь с собой сделать. Но сначала надо найти денег, чтобы отвезти сына. (Вот чего она нам не позвонила, паразитка???!!! Ну ужас же).

Ровно через дорогу, на двери антикварной лавки, Лена увидела объявление, что антиквару требуется помощник (искусствовед, с опытом, итыды). Сейчас дурной сериал начинается. Лена зашла к антиквару, созналась, что училась на хрень и работала в Сбербанке на краю света, но попросила взять её на работу на три дня, бесплатно.

Через три дня антиквар офигел от того же, от чего офигела при встрече с Леной я (и на что не хватило мозгов Сбербанку, черт его дери).

Лена говорит, что за всю свою жизнь букв столько не прочитала, сколько за последние полтора года книг. Антиквар слелал её директором магазина и собирается оплатить её обучение на оценщика. Ну, и Ленка позвонила теперь Вике и написала смс мне.

Я к чему. Это удивительная история про невероятно талантливую барышню. И даже при всей моей склонности к преувеличениям — преувеличить Ленкины кудри, дикий вид, талант, доброту и обучаемость невозможно. Но.

Меня ужасно мучает, что она пропала — а мы так легко для себя решили, что всё хорошо и нас больше не надо. А она, может, в этот самый момент сидела и думала, как бы так найти денег, чтобы увезти сына из города своего суицида. И все к лучшему, типа — но такие штуки никогда ничем не перевесить.

И она ведь нам не позвонила, потому что неудобно напрягать. А мы ей — потому что подумали, что нас ей не надо.

Анна Рождественская

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *